Читать далее

Жизнь с полотенцем на лице. Почему дагестанка Элина сбежала из дома

История Элины Ухмановой была обнародована кризисной группой «CK SOS» 9 января. В тот же день с главредом Даптара связалась Аида, двоюродная сестра Элины. Прислала фотографию с вопросом – «Разве похоже, что ее били?» На фото – Элина вместе с сестрами, все улыбаются. Прислала Аида потом и видео. Ролик снят 17 декабря 2022 года, в день рождения Элины. На нем и торт, и гости, и идущая им навстречу растроганная хозяйка – мама Элины. Нет на видео только ключевой фигуры, самой именинницы. Свой 20 день рождения Эля встречала далеко от дома, а праздник же устроили, чтобы «поддержать маму в ее горе».

Читать далее

«Ты просто завесил внешний мир железным занавесом». Письма папам

Мы мало говорим друг с другом. На Кавказе вообще нет такой традиции, чтоб старшие и младшие говорили на равных. А чтоб отец говорил и слушал дочь – вообще редкость. Отцу приписывается мудрость. Дочке – послушание. В рамках проекта «Отцы и дочки» Даптар публикует очередные два письма дочерей своим папам. Они совсем разные.

Читать далее

«Ты пришла к нам без детей, без них и уйдешь». История Анны из Ингушетии

«Когда муж меня бил, у него поджималась верхняя губа, а в уголках рта собирались слюни, которые летели по сторонам. Он получал от этого такое дикое удовольствие, что его аж потряхивало. Я понимала, что однажды он просто забьет меня до смерти», – вспоминает 36-летняя Анна Татриева из Ингушетии. Она рассказала Даптару историю своего замужества и побега из дома.

Читать далее

Куриные головы, мнимые лица и флаг невесты. Мастерица из Осетии возрождает национальную культуру

Алана Хугати из Владикавказа рассказала Даптару, почему важно возрождение традиционного костюма, какими были традиции с ряженым, а также о странной реакции людей на ее работу.

Читать далее

Бороться за право чувствовать себя равной. Монолог Даны

«С самого детства я отказывалась мириться с тем, что мой пол, то, что я девочка, делает меня недочеловеком», – говорит Дана. Ей 24 года, она родилась и выросла в Дагестане и, не сумев перебороть систему, державшую ее в клетке, вынуждена была бежать и из семьи, и из страны.

Читать далее

«Когда муж наказывал, то «забывал» дать деньги на прокладки». Как распознать экономическое насилие

Психологи Асият Магомедова и Анна Край объяснят, что такое тотальный финансовый контроль и в чем его опасность. Потому что это не просто «не купил жене шубу – уже абьюзер», как любят говорить противники принятия закона о профилактике домашнего насилия. Агрессорами движет желание поставить партнера в уязвимое положение, чтобы его было проще контролировать.

Читать далее

Девочковое дело. Как журналистка из Дагестана занялась ювелирным бизнесом

В список лучших ювелирных предложений 2022 года американского журнала Vogue попало кольцо ювелирного бренда Daizy Jewellery. Его создательница – журналистка из Дагестана Диана Алиева. Когда на ее страницах в соцсетях вдруг начали появляться фотографии украшений, то все вокруг – семья, друзья и коллеги – очень удивились. А мама вообще воскликнула: «Какие продажи?! Какой бизнес?!». Даптар поговорил с Дианой о «девочковом» деле, синтетике, красоте и менталитете покупателя.

Читать далее

«Мужчины вызывали у меня страх». Монолог Мадины

Дагестанка Мадина рассказывает, что не было такого, что что-то случилось и она ушла в феминизм. Все было постепенно. «Ведь я просто не помню счастливых семей – ни у моей старшей сестры, ни у дяди, ни у тети. У меня было ощущение, что мама всю жизнь о папе заботится, а он относится к этому как к должному», – говорит собеседница Даптара.

Читать далее

Насилие в обертке любви: почему кавказские девушки спасаются от родни

В последние пару лет все чаще появляются новости о побегах уроженок северокавказских республик: от насилия в семьях бегут и совсем молодые девушки, и замужние женщины. Они рассказывают, что их избивают, отправляют на сеансы “изгнания джинов”, принуждают к замужеству или не позволяют уйти от мужа, а иногда залечивают психотропными препаратами. И все это делается под предлогом большой любви. Даптар разбирался, как отличить насилие от заботы и почему тех, кто бежит, становится больше.