Читать далее

«Мадо». Сделано в Ингушетии

Среди номинантов на премию «Герой Кавказа» оказался ингушский телеграм-канал «Что хочу сказать, Мадо…». В 2019 году Даптар уже писал о них. Теперь мы поговорили анонимно с одной из активисток «Мадо» о причинах такой конспирации, почему кавказские традиции держатся на молчании женщин и зачем воевать с маршруточниками.

Читать далее

«Не хочу возвращаться в этот ад». История сбежавшей из дома ингушки

Лейла Гиреева из ингушского села Кантышево в ноябре сбежала из дома, где, по ее словам, ее били и «изгоняли джиннов» из-за того, что она атеистка. Сейчас она в Санкт-Петербурге, но не чувствует себя в безопасности.

Читать далее

«В Осетии много внимания уделяют тому, как должна вести себя женщина». Разговор с Сашей Агузаровой

«Скифянки» правозащитной журналистки Саши Агузаровой вызвали резонанс в ее родной Северной Осетии. Даптар поговорил с ней о тексте, о сильных женщинах ее семьи, о чувстве дома, о культуре и нравах Осетии, о возвращении, о примирении и о новых дорогах вдали от родины. И о том, где она, вообще, эта родина, и есть ли у нее будущее.

Читать далее

Смертельно опасное родство: на Кавказе никогда не слышат жертву

На протяжении последнего десятилетия почти каждый год предметом обсуждения становятся новости о попытке побега кавказских девушек и молодых женщин из этой самой семьи. А члены семьи оказываются теми, кто создает угрозу для физической, психологической, сексуальной безопасности и даже для жизни беглянок. Исследовательница Саида Сиражудинова – о насилии, в котором мы живем.

Читать далее

«Никто не имеет права без разрешения трогать тебя руками». Как скрытое насилие становится явным

Огромное число женщин, обращающихся за помощью, считают, что домашнее насилие – это когда сломана рука, выбит зуб, когда синяки по всему тему. А толчки, шлепки, подзатыльники и даже таскание за волосы – к нему не относятся, это обычный фон обычной семейной жизни. Адвокат Галина Ибрянова рассказала Даптару, как незначительные с виду проявления насилия со временем превращаются в реальную угрозу жизни.

Читать далее

Походка дикой курочки и облупленный лоб: девушки в народной поэзии Кавказа

На Кавказе девушек в невесты выбирали не только из-за ее, например, сословия или работоспособности. Достоинства девушки не в последнюю очередь определяло ее приближение к идеалу красоты.

Читать далее

«Девочки должны проигрывать, мальчики выигрывать». Монолог Хадижи

О том, каково вдруг понять, что ты человек второго сорта и о нежелании мириться с этим рассказывает Хадижа. Ей 50 лет, она родилась и живет в Махачкале и очень хорошо знает дагестанские реалии, где девочка всегда неправа, а мужчина не должен мыть посуду и выносить мусор.

Читать далее

Мужчина не обязан, а женщина должна: на Кавказе матери всегда виноваты в том, что ребенок попал в беду…

В Кабардино-Балкарии завели уголовное дело против матери, у которой во время пожара в квартире погибли двое сыновей. Следователи подозревают ее в причинении смерти по неосторожности, а интернет-пользователи упрекают в том, что дети погибли именно из-за нее. Даптар разобрался, почему чаще всего в таких трагедиях обвиняют матерей, а отцы остаются в стороне.

Читать далее

Женский активизм на Кавказе: просто не оставили выхода

Женские митинги против мобилизации в северокавказских республиках и общественная реакция на них стали поводом вернуться к теме о месте, которое на Северном Кавказе отводится женщинам. Даптар побеседовал с руководительницей Центра исследования глобальных вопросов современности и региональных проблем «Кавказ. Мир. Развитие» Саидой Сиражудиновой о том, когда женщина может «не молчать», какой должна быть идеальная активистка и почему ни наличие детей, ни религиозность не защищает ее от хейта.