Дети могут все. Если захотят

Утром первого августа в дом организатора детской летней творческой школы «Балапанлар» («Детки») Бэллы Шахмирзы нагрянула районная прокуратура. Предъявив решение о проведении проверки деятельности школы, сотрудники пытались найти в доме воспитанников, а заодно и обыскать его. Потрясенная Бэлла выложила на «Фейсбуке» видеозапись, в конце которой ее нервы не выдерживают, и она срывается на плач. Но это не бессилие или страх. Бэлла реально не понимает, кому она могла так помешать, кого не устраивает живая, неформальная инициатива, которая, кстати, недавно победила на конкурсе президентских грантов.

Что так не нравится официальным структурам в проекте Бэллы? Прежде всего, ее внесистемность и независимость от бюрократических механизмов. Негосударственная летняя школа в селе Эркен-Шахар (это, по совпадению, переводится как «свободный город») существует с 2017 года. Белла и ее друзья, создавшие новый для Карачаево-Черкессии формат детского познавательного досуга, решили не иметь крупных спонсоров и старались обходиться финансовой поддержкой друзей и единомышленников. Преподаватели и волонтеры из многих российских регионов и даже из других стран работали с детьми безвозмездно. И их, независимых от госструктур, контролировать в полной мере не получается, что эти структуры настораживает. Вдобавок Бэлла и некоторые из преподавателей живут и работают за границей, а там, «сами знаете, что творится».

WhatsApp Image 2019-08-02 at 11.06.29
Бэлла Шахмирза

Аульские дети в летней школе учатся быть самостоятельными, мыслящими, независимыми. Раскрывают свои способности, учатся думать, творить и добиваться поставленных целей. Привыкают ценить свой язык, культуру, традиции, но без фальши и лозунгов, без дружного принесения в жертву своих интересов якобы во благо отечества. Ищут свое место в жизни и счастье. А такие счастливые и свободные родине сегодня не нужны. Нужны молчаливые исполнители приказов сверху.

«Балапанлар» – это другое измерение для кавказской глубинки. У детей, растущих в небольших аулах Ногайского района Карачаево-Черкессии, как правило, одна перспектива: заниматься сельским хозяйством, не выезжая за пределы райцентра. О получении хорошего образования, об интересной работе, о творчестве и науке юным сельчанам остается только мечтать. В районе нет кружков, секций, бассейна, театра, кино. Жизнь обыденна и однообразна, как и много десятилетий назад.

А тут врывается Бэлла со своим «вы все можете, стоит только захотеть». И тут же вместе с друзьями и педагогами демонстрирует тысячу и один способ, как можно реализовать свои мечты, и вселяет уверенность в своих силах. Хочешь танцевать? Включаем музыку и начинаем вместе. Любишь рисовать? Смелей, вот краски и бумага. Английский, астрономия, химия? Давай вместе попробуем!

Cdddapture

Тут игра, там захватывающий квест, а завтра ты сам режиссер и ставишь спектакль или снимаешь фильм. Правила на ходу меняются, а импровизация приветствуется. И никто не скажет тебе, что ты бездарный, тебе – двойка. Это другая школа. Тут рядом старшие друзья и полное понимание.

Поэтому дети от 6 до 15 лет, забыв о летнем ничегонеделании, все 11 дней смены стремились пораньше приехать на занятия, поэтому там никого не заставляли учиться и выполнять неинтересные задания. Поэтому глаза их светились от счастья, а жизнь наполнялась новым содержанием.

А теперь все. Нет помещения: школа боится гнева вышестоящих и добро не дает, а другого подходящего места в ауле нет. Роспотребнадзор без договора со школой разрешения не даст, значит, в августе школы не будет. Только Бэлла не намерена отступать. Ее адвокат пишет возражения на прокурорское решение, а она сама намерена добиваться приема у главы республики.

Кто она, эта целеустремленная девушка, ломающая стереотипы, и зачем она взялась за почти неподъемное дело?

Бэлла родилась и выросла в небольшом ауле Эркен-Халк Ногайского района Карачаево-Черкессии. За плечами МГУ и магистратура в Милане, успешная работа переводчиком в агентстве B2B – давно можно было бы забыть дорогу в родное село и наслаждаться жизнью. Но не в этом случае.

После участия в нескольких социальных и образовательных проектах Бэлла решила попробовать себя в работе с детьми. В ее голове давно зрела идея – изменить жизнь аульских детей, дать им возможность раскрыть свои способности, обрести свое призвание. Так два года назад появилась летняя школа.

Capturehre

― Слушай, ты успешный переводчик, живешь в Италии, для чего тебе вдруг понадобилась летняя школа в твоем ауле, ты же не часто тут бываешь?

― Есть несколько причин, по которым для меня очень важен этот проект. Во-первых, я хочу гордиться тем местом, откуда я родом. На данный момент его никто не знает, о нем никто никогда не слышал, а вся наша республика, Карачаево-Черкессия, входит в рейтинг беднейших регионов России. Мне это не сильно нравится. Во-вторых, мне не нравится, что у мальчишек и девчонок из глубинки нет никаких шансов поступить в хороший вуз, получить хорошую работу и вообще найти свое призвание. Мы все прекрасно знаем, как обстоят дела в селе с образованием, особенно с образованием детей из проблемных семей, детей с инвалидностью. Но это не отменяет наличия у них творческих, научных, любых других способностей. В селе у них нет шансов раскрыться.

Бэлла вспоминает, как живут дети в многодетных семьях в ее ауле, в других селах. Растут, как сорняки, сами по себе. Родителям до них нет дела, а они не хотят и не могут учиться. Чаще всего из них потом вырастают алкоголики или наркоманы, проживающие никчемную жизнь. В последние годы такие ненужные никому дети часто становятся жертвами исламских радикалов. Пример тому – террорист-смертник, который взорвался в 2016 году в стамбульском аэропорту:

«Говорят, земляк был из соседнего села. Учился на автомеханика, а потом попал под влияние экстремистов и уехал в Турцию.

Школа – это хороший шанс переломить ситуацию. Я не хочу, чтобы в ауле оставались люди, которые просто не смогли оттуда уехать. Я хочу, чтобы моими соседями были люди, которым нравится жить в ауле и развивать его, и они получают от этого удовольствие. А с появлением школы я тут провожу все лето, уже третий год подряд.

Мне очень важно, чтобы у этих детей был выбор. Если ты хочешь быть фермером, и тебе это интересно, то ты будешь фермером. Если ты хочешь учиться в Оксфорде, то давай сделаем так, чтобы ты учился в Оксфорде. Я хочу дать понять этим детям, что они могут ВСЕ, если захотят».

Айнара Джентемирова живет во Франкфурте-на-Майне и ведет сайт «Балапанлара». А летом прилетает на родину, чтобы помочь в организации летней школы: «Бэлла − невероятный человек, она может заразить своими идеями так, что ты будешь сутками пахать с горящими глазами. Не жалко тратить вечера и ночи для проекта, который уже не просто аульская школа, это международный слет. И это не только воспоминания о веселом лете, но и большая польза для детей. Там настолько здорово, что хочется внести какой-то свой вклад. Я не одна такая, всем миром помогаем».

«Наша цель − раскрыть таланты аульских детей и помочь им стать успешными счастливыми людьми, — объясняет Бэлла. — Мы привозим лучшие неформальные практики и взрослых людей, которым интересно работать с детьми.

В отличие от других школ, мы привозим опыт из тех мест, где живем, и при этом хорошо знакомы со спецификой региона и аула. В нашей команде очень разные люди, от девушек в хиджабе до парней-спортсменов, разных национальностей, из разных городов. Занятия неформальны – со стороны может показаться, что дети играют, увлеченно занимаются каким-то своим делом, в одиночку или группой, но это процесс познания, обучения. Без принуждения и обязаловки.

Еще плюс – к нам приезжают дети из разных аулов и наконец-то начинают между собой общаться. Потому что обычно в жизни у них нет повода и места видеться друг с другом, особенно в таком объеме. Одиннадцать дней вместе в одной команде, в одной большой семье. Это все дает о себе знать, они меняются. Скажем так, это результат нашего проекта, почему дети к нам так сильно хотят сейчас».

Capturrgve

Проект Бэллы стартовал в августе 2017 года как частная инициатива, проект bottom-up. Не было ни организации, ни помещения, ничего, кроме огромного желания разбудить спящее аульское общество. Бэлла просто пригласила пару своих друзей, которых разместила у себя в доме, и еще не знала, какая будет реакция у общества.

Сначала планировали набирать только 50 детей. Но пришло 87 детей, но все равно все получилось. Дети слушали мультики на английском, не зная языка (а потом вдруг выдавали целые фразы). Узнавали, что такое экология, занимаясь разделением собранного мусора. Изучали созвездия с настоящим астрономом. Придумывали сценарии для театра теней. Слушали родные ногайские легенды и притчи других народов, живущих на Кавказе. Пытались готовить любимые блюда. Узнавали о жизни сверстников с ограниченными возможностями и учились общению с ними. Открывали для себя технологии создания мультиков на студии Pixar. Пели и танцевали. Рисовали пейзажи и клеили маски. С восхищением следили за чудесными химическими превращениями. Учились секретным приемам борьбы джиу-джитсу.

«Мы же прекрасно знаем, что на Кавказе, да и вообще по России в целом много говорят про любовь к своему месту, про любовь к своим корням, но при этом, допустим, выкидывают мусор на улице, гадят и просто никаким образом не ухаживают за общественными пространствами. Да и самих общественных пространств нет. Говорят одно, делают другое», — рассказывает Бэлла.

За смену, по ее словам, дети привыкают осмысленно относиться к порядку и чистоте вокруг себя. Но не путем декларирования и заучивания лозунгов, а на своем опыте: дети и их наставники своими руками очищали окрестности аула. После такого мало кто выкидывает мусор где попало.

Содержать школу в порядке помогали старшие школьники-волонтеры, иногда приходили мамы. И даже они невольно включались в процессы и давали мастер-классы по кулинарии, валянию войлока, танцам, местным обычаям. Преподаватели – самые разные. Узнавали в соцсетях, по сарафанному радио, о том, что затеяла Бэлла, отзывались, откладывали свои дела и ехали.

Руслан Найманов, один из преподавателей, студент Нефтехимического института имени Губкина в Москве, уроженец Ногайского района. На проекте оказался случайно. Бэлла сама пригласила его в команду, и это был его первый опыт работы с детьми. Как оказалось, удачный. В прошлом году он обучал детей игре на гитаре, а в этом году планирует провести с ними опыты по химии и физике: «Преподавать оказалось не так страшно, как казалось, но при поддержке коллектива легче привыкнуть. Дети в целом более открытые, не стесняются спрашивать о том, что не понимают, поэтому. Я получил массу положительных эмоций и сам многому научился, даже у своих учеников. Это они лет через 15 будут формировать мир, в котором мы живем».

В 2017 году «Балапанлар» стал победителем в конкурсе «Вдали от столиц» Google Russia как лучшая локальная образовательная инициатива и получил специальную премию на форуме «Золото тюрков» в Казани за нестандартный подход к обучению. Проект вырос и требовал новых масштабов.

Capt11ure

«На второй год мы понимали, что детей будет гораздо больше, и уже изначально запланировали две смены и рассчитывали на 200-250 детей. В числе преподавателей и лекторов в 2018-м были географ, объездивший полсвета, девушка, владеющая редким и сложным баскским языком, организаторы мероприятий, выпускники лучших вузов страны и мира, театральные режиссеры, триатлонисты и марафонцы. Еще я запланировала инклюзивную программу для особенных детей, и мы ее успешно провели. Дети с синдромом Дауна, с ДЦП, с расстройствами аутистического спектра имели возможность попробовать свои силы наравне с остальными детьми. Вместе они учились понимать и слышать не похожих на себя, помогать и сопереживать», – делится Бэлла.

В прошлом году в рамках инклюзивной программы Бэлла пригласила в школу Лизу Евлоеву из Ингушетии. Рассказ о том, как она, инвалид-колясочник, стала ведущей на телевидении, общественным деятелем, вышла замуж, родила дочку и планирует открыть школу для детей с ограниченными возможностями, поразил Джамилю, которая приехала в «Балапанлар» учить детей танцам: «Меня восхитил рассказ Лизы и ее мысль о том, что никогда нельзя сдаваться и нужно идти к своей мечте».

Capfgtbture

Воспитаннику инклюзивной программы, Анзору, с дефектом речи, Лиза посоветовала опираться на поддержку родных и не злиться на окружающих, даже если они неправы: «Я тоже расстраивалась, и реагировала на окружающих, но постепенно перебарывала свои комплексы. Лучше не ставить себе сразу великих целей, а двигаться шаг за шагом. Так что верь – и у тебя все получится».

Анастасия Гузанова, работала в школе в 2018 году: «В «Балапанларе» я впервые (!) столкнулась с работающим инклюзивным подходом — каждому ребенку, которому требовалось особое внимание, выделялся отдельный волонтер на все время работы школы.

Бэлла и ее семья − удивительные люди, которые не боятся тратить свое время и собственные деньги на то, что считают действительно важным. Я не знаю ни одного человека, кто был бы сильнее и целеустремленнее Бэллы в социально-значимом деле, а я знаю много сильных и целеустремленных людей.

Мне очень больно видеть ее плачущей, мне страшно от того, как работает мясорубка прокуратуры в нашей стране».

Не всем в районе нравится раскованность, светскость и независимость Бэллы. На Кавказе вообще принято не принимать увлечения девушек всерьез. Особенно когда они самостоятельно берутся за дела, не связанные с домашним хозяйством, семейными вопросами и воспитанием собственных детей.

– На родине, в селе часто слышишь осуждающие высказывания, мол, зачем тебе это все, ты девушка, тебе замуж надо? Или не женское это дело и не в наших это традициях.

– Про замуж слышу уже лет 12-13, а мне сейчас 30. Но родные к моему сумасбродству привыкли. Вечно кто-то приезжал в гости и до создания школы, и сейчас. И все преподаватели третий год подряд живут у меня дома. А в ауле отношение ко мне странное. Обычно такой деятельностью занимаются или счастливые матери, или одинокие карьеристки. А я не карьеристка, на личную жизнь совсем не жалуюсь и вообще счастливый и свободный человек.

– Как на это реагируют родители? Разделяют твои устремления? Там же, наверно, давление сильное и на них со стороны консерваторов?

– Мама бухгалтер, живет в Москве, папа в ауле занимается хозяйством. Они вроде и понимают, зачем я это делаю, но пилить не перестают: «Кто столько народа дома собирает? Над тобой все смеются! Все отсюда сбегают, а ты приперлась, ты с ума сошла». Они слишком переживают, но другим говорят, что гордятся мной. Мне – никогда. Они сами были вне системы, теперь удивляются, что я тоже такая.

И нравится им или нет, они все равно в этом варятся − мама ведет бумаги, папа встречает гостей. Тут они просто перед фактом стоят.

На остальных я не реагирую. Я не слушаю мнение других, если понимаю, что в нем нет объективности, добра ко мне или заботы. Обычно люди говорят, чтобы просто сотрясать воздух, без особого на то толку. Если кому-то нравится сидеть на попе ровно, ходить на работу с 9 до 5 и жаловаться, что все в мире не так, то это их дело. Я так не думаю.

– Интересно, тебя как пример для подражания называют? Типа, не будешь подчиняться нашим привычным порядкам… и тебя, как результат?

– Некоторые мамы говорят, что их дочки хотят быть похожими на меня и я для них кумир. Меня такое пугает. Стараюсь объяснить, что у меня полно своих тараканов. И еще важно: я привожу интересных взрослых, с которыми можно дружить, которые имеют богатый жизненный опыт и всегда помогут, поддержат. Это тоже меняет голову, помогает оценить объективно окружающую ситуацию и людей.

Cadfbpture

Естественно, на все занятия и игры нужны средства. Краски, коврики, бумага, мячи, футболки, книги. Расходный материал, инвентарь для опытов. Транспорт для доставки детей и экскурсий. Сначала Бэлла вкладывала свои средства (школа для нее — не способ заработать, поэтому она спокойно потратила свои сбережения).

«Потом был краудфандинг, спонсорская помощь, пожертвования от людей со всей страны, и не только от ногайцев. В 2018 году мы выиграли тендер министерства по делам национальностей и провели вторую смену в августе как слет «Диалог и развитие». Его-то прокуратура и считает фиктивным. Слет мы проводили совместно с министерством по делам национальностей в связке с министерством образования, нам полиция предоставляла охрану, медсестра была приставлена и все остальное. Теперь мне сказали, что это все не было оплачено и не было согласовано с кем-то там еще, что мы незаконно провели мероприятие, и детей на нем не было», – рассказывает Бэлла.

Между тем, на «Ютубе» можно нашли репортаж телевидения КЧР с закрытия прошлогоднего слета. И там полно радостных детей, педагогов и родителей. О «Балапанларе» рассказывается как о положительном опыте, который, по словам какого-то образовательного начальника, надо всячески поддерживать и развивать. Но вместо этого начался прессинг. Как будто власти испугались конкуренции или потери контроля над подрастающим поколением.

В этом году проект Бэллы победил в конкурсе Фонда президентских грантов, но реализация проекта, под который выделяются средства, пока под вопросом.

По ее словам, в этом году смены должны были пройти 21-31 июля и 4-14 августа: «Помещение школы нам этим летом не дали. Первую смену мы с горем пополам открыли, работали пару дней в доме культуры, потом думали, что решится со школой, и были там во дворе. Но внутрь нас не пустили.  Потом уже просто играли с детьми на поляне у моего дома, и вот вчера закрыли смену».

Cajupture

«Официального запрета на работу школы нет, но прокуратура ясно дала понять: тем, кто свяжется со школой, и будет содействовать, ничего хорошего ждать не стоит, − сетует Бэлла. − Запугали директора школы, в которой мы размещались, и теперь я без договора со школой не могу получить разрешение от Роспотребнадзора. Всех запугали. Проверку проводят с начала года, ничего найти не могут, но не сдаются».

Пару дней в школу приехали журналисты, ребят пригласили в студию местного телеканала. Сразу же после передачи на канал позвонили из прокуратуры и попросили предоставить данные, сколько человек посещало школу в прошлом году.

«Это настоящая травля, – уверена Бэлла. – Они перекрывают мне все каналы, по которым я могу работать. Замкнутый круг получается, из которого мы можем не вырваться».

На днях Бэлла сказала, что сдаваться не намерена.

Сильная и счастливая ногайская девчонка, ты все сумеешь!

Анна Гаджиева