«Прервись на минутку, сделай нам чаек». Женщина в офисе до сих пор считается обслуживающим персоналом

«Женщина в офисе – наше украшение». Такая ситуация, как это ни удивительно, даже в XXI веке актуальна, причем не только в регионах с «восточным менталитетом», но и по всей стране. От «украшения», соответственно, ждут не столько профессиональных достижений, сколько покладистости, услужливости, «доброты и красоты»…

Правда, на Кавказе очень любят подчеркивать, что «нашим женщинам везде почет и уважение, не надо наговаривать». Что ж, воздержимся пока от оценок, пусть все расскажут сами женщины.

«Дедовщина на рабочем месте»

25-летняя Зарема Ц. из Кабардино-Балкарии работает в юридической фирме. Девушка признается, что она не ожидала, что «в среде людей с высшим юридическим образованием начнутся такие поползновения».

«Как только я пришла в офис, «посудомойкой и официанткой» была негласно назначена именно я, – делится Зарема. – Хотя ничего подобного в мои должностные обязанности не входит. Все просто складывали в мойку свои кружки, а потом, когда нужна была чистая, напоминали мне: ‘Заремочка, посуда закончилась, так чаю хочется, организуй?’» 

Девушку это очень задевает, однако ей неловко поставить коллег на место: «Вот так сразу начинать препираться, не успев начать работать?.. Ну, вроде как я и правда молодая, неприлично перечить старшим…» 

Заявить о своем несогласии взваливать на себя решение «дополнительных задач», не входящих в круг их должностных обязанностей, многие новички действительно не решаются, находя для этого «веские обоснования»: «неприлично сразу начинать», осторожностью в период испытательного срока и так далее. А если новичок при этом женского пола – появляется дополнительный инструмент давления – «культурные особенности» и гендерные стереотипы с формулировками «женщина должна». Не всем удается игнорировать такие манипуляции. Однако, некоторые все же пытаются дать отпор.

«Я работаю в бюджетной организации специалистом экономического отдела, – рассказывает Заира Н. из Карачаево-Черкесии. – В первые месяцы моей работы со всех кабинетов сотрудники приходили со своими кружками чаевничать в наш кабинет, он самый просторный. Пили чай и оставляли грязную посуду мне. Пару раз я высказалась по этому поводу, но мне напомнили, что я новенькая, а еще как «приличная горянка» не должна перечить старшим, мол, прояви уважение. Это были в основном женщины значительно старше меня по возрасту и двое мужчин. Я считала это глупостью, они же не в гостях у меня дома, но открыто что-то требовать, мне было неловко поначалу». 

Но через пару месяцев девушка освоилась, и твердо обозначила свою позицию. На работе у нее есть четко обозначенный круг обязанностей, и услуги уборщицы в него не входят. Правда, никто не воспринял ее слова всерьез.

«Они просто похихикали и вышли, побросав всю посуду мне, как обычно, – говорит Заира. – Каково же было их изумление, когда на следующий день они обнаружили все там же, где оставили вчера. Пришлось им «решать проблему» самостоятельно, но абсолютно каждый мне высказал, какая я невоспитанная и ‘не ожидали от тебя такого поведения’». 

Как признается Заира, какое-то время ей было очень тяжело морально, «все меня будто пытались «поставить на место», придирались». Но она не сдалась и сейчас, по ее словам, в коллективе уже совсем другое отношение к ней: «К счастью, меня не выжили оттуда, а даже наоборот: зауважали. Хотя, признаться, первое время я сильно нервничала, да так, что хотела вообще уволиться оттуда».

В современном мире уже далеко не все молодые женщины готовы чувствовать себя обслуживающим персоналом «по умолчанию»

У нас такие традиции

Как говорит корпоративный психолог, независимый эксперт Московской ассоциации предпринимателей Ольга Легашнева, в описанных выше историях большое значение имеет социокультурная составляющая.

«В современном мире уже далеко не все молодые женщины готовы чувствовать себя обслуживающим персоналом ‘по умолчанию’, – поясняет экспертка. – Но открытое сопротивление со стороны женщины может существенно повлиять на ее карьеру. Особенно, если в компании система взаимоотношений сотрудников строится на ‘традициях’, характерных для ‘восточных культур’». 

По мнению Легашневой, вариантов решения здесь два: либо сразу отказаться от сотрудничества с компаниями, где «так принято», либо пересмотреть свое восприятие подобных ситуаций, чтобы они не вызывали острый психологический дискомфорт. 

Но как быть, если это не отдельно взятая компания с «таким укладом», не гости из мира с другой культурой, а компания – как часть общества, где «так принято» практически повсеместно? Куда бежать? А может быть, не стоит пороть горячку, и это своего рода «инициация», проверка на прочность, а потом уж все наладится?

Photo by Ivan Samkov on Pexels.com

«Ну не парней же гонять, сама подумай!»

«Ну, у нас на заводе все было как при феодализме, хотя, думаю, что скорее конкретно с этим с шефом была беда: частное предприятие, ‘кому не нравится – дверь там’, – рассказывает 35-летняя Амаль Х. из Нальчика. – Однажды он начал меня с моей коллегой гонять в цех помогать рабочим мыть тару, хотя это совершенно не входило в наши должностные обязанности. Я, например, менеджер по продажам, и не первый год работаю на этой позиции. Говорил, что рабочих рук не хватает, ‘ну не парней же туда гонять, сама подумай’». 

Как признается Амаль, эта «дополнительная работа» еще и не оплачивалась. Девушка в итоге все равно уволилась: «Там уже переходило все границы: он навешивал, и навешивал на нас с подругой какие-то дополнительные задачи, которыми точно должна заниматься не я, специалист с высшим образованием». 

А вот ее коллега, кстати, осталась: ей 46, и, по ее словам, «придется потерпеть, ведь в этом возрасте новую работу практически не найти». 

Но, похоже, не с «конкретным шефом» беда, а с кое-какими привычными установками.

«Я технический специалист, и без ложной скромности отмечу, что одна из лучших среди наших коллег, – делится 30-летняя Дина из Махачкалы. – Достаточно посмотреть, за кем и что я вечно переделываю. Прибавку к зарплате за то, что отвлекаюсь на эти дополнительные поручения начальства, я, кстати, не получаю. В то же время, на совещаниях мой голос мало, что значит, в лучшем случае покивают головами и отвернутся слушать ‘настоящих специалистов’ – мужчин. Те очень красиво умеют говорить и приятельствуют с руководителями. Правда, за некоторыми из этих ‘специалистов’ я и переделываю работу, но кого волнует такая мелочь?». 

Зато, как только приезжает делегация на завод, где работает Дина, начальник отдела сразу вспоминает о симпатичной сотруднице и зовет «организовать кофеек».

«Ну, я и несу этот чертов кофеек, – невесело смеется Дина. – Хотя я ему не секретарша, но не выяснять же отношения при гостях… Конечно, это не бог весть какая беда, да и примерно везде такое, но неприятно, мотивацию теряешь, когда будто за дурачка держат».

Как объясняет корпоративный психолог Ольга Легашнева, в любом коллективе у руководства есть желание экономить, и чаще всего экономят на сотрудниках: «Это не хорошо не плохо, это своего рода данность, что совершенно не означает необходимость мириться с таким положением дел».

Психолог рекомендует откровенный разговор с руководством, в котором можно честно обозначить свое неудовольствие и затронуть тему снижения мотивации: «И это не претензия, а взрослый разговор, где вы, как профессионал хотите работать лучше, качественнее, и озвучиваете моменты, которые вам мешают. Важно не замалчивать проблему, а попытаться ее решить. В 90% случаев руководство даже не подозревает, что сотрудник страдает от того или иного отношения».  

Но почему «под раздачу» в первую очередь попадают именно женщины? Есть ли у них шанс быть услышанными в такой беседе? И главное: почему сами женщины часто поддерживают такое положение вещей своим молчаливым согласием, а то и активной поддержкой подобного распределения ролей в коллективе?

Вместо того, чтобы просто спокойно работать, женщине приходится «держать психологическую оборону»

Асланчики и их не выглаженные рубашки

«Сами девчонки виноваты, – утверждает Лианна Х., 35 лет. – Я принципиально не шевелюсь, когда начинается эта ерунда ‘Ну вы же девочки!’ У меня, конечно, руки не отвалятся расставить те же чашки и налить кипяток, но и у них точно так же, дело-то нехитрое. А у меня и своя работа есть, чтобы еще подскакивать по первому щелчку».

Как признается Лианна, все бы ничего, однако ее коллеги женского пола первыми начинают ее стыдить, попутно уже хлопоча с чайниками-чашкам: «А потом с чувством исполненного долга торжествующе смотрят: ‘вот какие мы хорошие, не то, что эта’». 

Лианну, по ее словам, за глаза называют «ведьмой»: «Да мне плевать. Атмосферка там, конечно, специфическая сформировалась вокруг меня, но я просто не обращаю внимания на эти вещи, я туда не дружить хожу, а работать. Работу я делаю безупречно, и законы я знаю, так что под меня не копнуть».

Попытки самих женщин, взывая к чувству «стыда», принуждать и поощрять подруг «хлопотать по хозяйству и обслуживать мужчин» даже на рабочем месте все еще очень распространены. К счастью, они все чаще встречают сопротивление, даже если для этого порою придется пойти на «немыслимый для горянки шаг» – перечить старшим.

«И смех, и грех, как говорится: помню, мы поехали в командировку от нашего предприятия в Москву, – рассказывает 28-летняя менеджер по продажам Анжела С. из Майкопа. – Нас было четверо: я, две ‘взрослые’ коллеги, дамы за 50, и парень – менеджер по продажам. И вот нам всем завтра утром идти на выставку, и вдруг эти дамы мне: ‘Анжелочка, надо бы рубашку погладить Асланчику, завтра же ответственный день’. У меня, наверное, такое лицо было, они аж сразу засуетились: ‘Ну, а что, он сам, что ли, будет гладить? Тебе не будет стыдно?’ Нет, говорю, не будет, с какой это стати?! Я ему кто? Как они качали головами, смотрели на меня как на пропащую, вы бы видели!»

Но, как признается девушка, ее этот «традиционный уклад» очень раздражает: «По мелочам везде лезет это ‘подай-принеси-нарежь-завари’, напрягает постоянно отбивать эти поползновения» 

По словам психолога Ольги Легашневой, так называемое «женское предназначение» все еще занимает прочные позиции в умах. И многие женщины сами до сих пор поддерживают подобную картину мира, в том числе чтобы «не отбиваться от коллектива». 

«Девушка, которая не согласна с положением вещей в таком коллективе действительно выглядит как ‘белая ворона’, – поясняет Легашнева. – Вопрос в том, готова ли девушка отстаивать свою позицию. Если готова, то нежелание выполнять «женские обязанности» приходится «компенсировать» высоким уровнем профессионализма, например. Да, в этом случае нужно знать и уметь больше и лучше, чем мужская половина коллектива. Зато в этом случае, страх потерять девушку специалиста перевесит установку ‘ты же девочка’».  

Пока зачастую так оно и бывает: женщина в буквальном смысле выкладывается «за себя и за того парня», если не хочет идти по «проторенному пути женского предназначения» и при этом достигать определенных карьерных высот. А ведь это дополнительная нагрузка. Вместо того, чтобы просто спокойно работать, женщине приходится «держать психологическую оборону»: сдерживать постоянные попытки продавить ее личные границы, сносить недоброжелательное отношение тех, кто не доволен ее «строптивостью», постоянно доказывать всем (а зачастую и самой себе), что она – полноценный, полноправный член коллектива. На это нужны силы. Решимость. А не у всех они есть.

Photo by Alexandr Podvalny on Pexels.com

Проще сделать, чем спорить

«Эти чайки-кофейки, конечно, достали. Подай-принеси-вымой. Тому позвони, этих встреть. А я ведь и не секретарь, у меня и без этого достаточно напряженная работа», – жалуется Ася Г. из Нальчика, менеджер по логистике.

По ее словам, ей же неловко «из-за такой ерунды» создавать напряженную ситуацию: «Да и если честно, я просто побаиваюсь. А вдруг шеф начнет палки в колеса вставлять, не даст спокойно работать, если начну спорить? Да и не такая ведь прям страшная вещь, ну подумаешь – сбегала в магаз за печеньками, кофе налила. Чего вот из-за этого права качать, нервы себе портить? Проще быстренько все сделать и закрыть вопрос».

Где заканчивается личная нерешительность и начинаются «непреодолимые объективные причины» многим определить сложно. Например, 30-летняя Ляна – бухгалтер из Чегема – считает, что «взять и отменить» культурные установки сложно, а то и просто невозможно.

«Это все равно наша норма, – объясняет свою позицию Ляна. – Ну, для кавказцев – уж точно, не знаю, как там оно у других. На тебя буду смотреть как на дикарку, особенно если все остальные готовы ‘проявить свои женские качества’. Обязательно услышишь от какой-нибудь взрослой коллеги-женщины: ‘Сама сделаю, мне невыносимо видеть, как мужчина моет за собой тарелки, это унижает и мужчину, и женщину, которая это видит!’ И тут ты такая ‘самая умная’ соплячка стоишь и на это смотришь? Мне не по себе, я изведусь в такой ситуации. А уж начальнику такое заявить – вообще немыслимо! И еще неизвестно, как это скажется на моей карьере, если я встану против всех. На мое место радостно придет толпа, готовых ради возможности заработать, иногда и ‘услужить’, и все об этом знают. Вот я и подношу-уношу, если приходится».

Психолог Ольга Легашнева считает, если есть сомнения в своей правоте, неуверенность в своей позиции и страх не справиться с давлением общества, лучше не пытаться бороться с ситуацией: «Неуверенная девушка чаще всего проигрывает, к тому же, с психологическими потерями для себя».

При этом экспертка отмечает, что многие предпочитают пойти на так называемые «женские хитрости»: занять «материнскую» роль для мужского коллектива, таким образом став «матерью драконов», полагая, что так ее авторитет будет выше и карьера может пойти в гору. 

«Однако несмотря на установки, в определенных социальных средах, женщина все же может ‘себя поставить’, – говорит Легашнева. – Условно, либо она ‘готовит чаек’, либо всегда занята производственными задачами, и никому и в голову не придет нагрузить ее мойкой чашек. Поэтому, если женщина для себя решает, что в офисе она в первую очередь профессионал, то и поведение ее будет соответствующим, и как следствие отношение к ней. Поведенческие стратегии выбирает человек, формируя отношение к себе общества, статус и так далее. Да, установки есть, но это не означает, что их нельзя изменить».

Практика взваливать на женщин обслуживающий труд в любой ситуации до сих пор широко распространена, это не только проблема Кавказа

А теперь о деньгах

Реалии современного мира вносят необратимые изменения даже в консервативные общества. Как бы старые правила не держали оборону, новые взгляды на поведение и гендерный функционал все равно будут внедряться повсеместно. Таковы законы развития общества, говорит психотерапевт, соучредитель и программный директор Многофункционального образовательно-консалтингового центра «Квантовый скачок» Светлана Орленко: «А пока действительно все упирается в гендерные стереотипы, которые до сих пор очень распространены в обществе».  

Собеседница отмечает, что стереотипы чаще всего имеют слова долженствования или обязанности и воздействуют сразу на ценностный уровень человека, вызывая сильные и противоречивые чувства. 

«Во всех историях звучит ‘стыдно’, ‘неприлично’, ‘неловко’, ‘качать права’, ‘унижает’, – подмечает Орленко. – Это свидетельствует, что предписанный молодой женщине свод правил поведения становится причиной внутреннего ролевого конфликта – никто не спрашивает моего согласия на то, чтобы я выполняла те действия домохозяйки, которые я не хочу выполнять вне дома. Но так принято в социуме и усугубляется вдобавок культурными особенностями и традициями. Таким образом гендерные стереотипы самым грубым образом нарушают личные границы молодых женщин».

Для решения такой непростой ситуации Орленко рекомендует девушкам активно уравнивать свои позиции с сослуживцами, чтобы они не увлекались откровенной дедовщиной и манипуляциями «ты же молодая», «ты же новенькая» и т.д. Обратить внимание, что функционал домохозяйки имеет свою стоимость. 

«Американцы в нулевых посчитали, сколько стоит труд домохозяйки, оказалось 10 тыс. долларов. Подобные расчеты проведены и у нас. Так, к примеру, в семье с двумя детьми эта цифра равна 248 тыс. рублей», – говорит Орленко.

Понимая, что на Кавказе есть свои культурные особенности, психолог рекомендует «включить знаменитое кавказское чувство юмора» и ненавязчиво рассказать коллегам что «обязанность» мыть посуду и подавать чай имеет эквивалент в весьма определенном денежном выражении. 

«Можно выразить готовность выполнять не свой функционал при условии равного участия в нем других коллег. Соглашаться со всеми приписываемыми образами дикарки, невоспитанной девушки, согласно кивать головой и мило смеяться в ответ, поскольку многие люди в возрасте обладают ригидностью мышления и восприятия», – предлагает Орленко. 

Единственное, где, по мнению психолога, скорее всего не удастся отказаться от не своего функционала – это если начальник устанавливает такие правила, и он не согласен их менять. Здесь, по мнению Орленко, действительно может помочь только смена работы.

«Практика взваливать на женщин обслуживающий труд в любой ситуации до сих пор широко распространена, это не только проблема Кавказа, – говорит Наталья Биттен, фем-журналистка. – Обслуживания требуют все: не только дети, пожилые, но и те, кто старше, мужчины. Это – следствие сексистских стереотипов, понимания роли женщины в жизни общества как обслуживающего персонала, и никакая эмансипация этим представлениям пока не помеха». 

Причем, как отмечает Биттен, чем больше женщины включены в общественную жизнь, чем больше работают и зарабатывают, тем чаще сталкиваются с попытками поставить их «на место» подобным образом – показать, что так называемые традиционные роли не исчезли. 

«Я расцениваю эти практики как попытки унизить женщин-коллег, что, безусловно, негативно влияет на их эмоциональное состояние, создает нездоровую обстановку в трудовом коллективе, – говорит собеседница. – Многое зависит от руководства организации, поэтому женщинам бывает сложно противостоять такого рода дискриминации, особенно если она преподносится под соусом ‘традиций’. Тем не менее, бороться с этим позорным явлением по мере сил необходимо. Начать говорить об этой форме неравенства очень важно».

Дана Алова