Я – жеро

 

Жеро. В переводе с официального ингушского – вдова. Но в народе распространены другие два значения для него. Одно – разведенная женщина. Второе – проститутка, женщина легкого поведения.

После развода мой мир раскололся надвое.

Беспечная юность, где мягкость отца часто перевешивала чрезмерную строгость матери, где возможны были звонкий смех и кокетство, осталась в прошлом.
Мне было всего 20.

Я стала жеро.

Взрослые родственницы меня предупреждали, что отныне мужчины будут искать моего общества только ради плотских утех. Отныне всё будет против меня: случайный взгляд, простое «здравствуй» от юноши, моя улыбка в ответ на его приветствие, одежда, которую я ношу.

Мне сказали, что нельзя появляться на ингушских празднествах. Это дурной тон.

Жеро должна быть незаметной.

close up photo of woman looking away
Photo by Flora Westbrook on Pexels.com

Если уж так получилось, что тебя милостиво пригласили на чью-нибудь свадьбу или какое другое торжество, то не привлекай к себе внимания, будь очень скромной, а то скажут, что ты ищешь быстрой и недолгой интрижки. 

Если девушке можно и где-то даже нужно жеманиться, то жеро люди поймут превратно.

Жеро нельзя касаться свадебного платья невесты, тем более примерять что-нибудь из ее нарядов. Иначе невеста будет несчастной в браке, или – что считается самым страшным! – ее брак распадется. Прикосновение жеро может принести только несчастье.

На одной из свадеб родственница, завидев меня около невесты, воскликнула: «Жеро, не приближайся к невесте!» 

Я молча вышла. Мой надменный взгляд, брошенный в встревоженную толпу, обсуждался еще очень долго. Со свадьбы уехала сразу. 

У нас нельзя, чтобы жеро выходила замуж за мужчину, который не был женат.

Если юноша все же решится отстаивать свою любовь к жеро, то многие его родственники ополчатся против нее. Это может закончиться очень плачевно для женщины. Ее обвинят в соблазнении, в наличие внебрачного ребенка, в привороте. Потому что она и ведьма зачастую.

У нас в Ингушетии есть такие союзы. Но они лишь исключения из общепринятых правил.

«Если у меня когда-нибудь будет сын,
я не хочу, чтобы он женился на жеро».

Помню, как к одной моей знакомой жеро пришла мать влюбленного юноши. Она умоляла не позорить семью, не соглашаться выходить замуж за ее сына, прогнать его.

Та оправдала ожидания, пресекла ухаживания молодого человека, отказалась от него и от собственной надежды быть любимой и любить.

Она сказала мне тогда: «Если у меня когда-нибудь будет сын, я не хочу, чтобы он женился на жеро. Потому и семье той женщины не желаю позора».

Еще одно правило гласит: разведенный мужчина, у которого нет детей, может претендовать на девственницу и в редких случаях захочет взять в жены жеро.

На жеро может жениться разведенный, который до нее состоял уже в нескольких браках, или вдовец с детьми. Она обязана заменить детям мать, быть хорошей прислугой в доме. Тогда общество отнесется к ней более снисходительно. Хотя все равно будет помнить, что она была жеро.

Я знаю многих разведенных женщин, которые спешно выходили замуж за первого более или менее подходящего кандидата, найденного родственниками, только бы избавиться от злосчастного имени, клейма.

Считается, что если жеро отказывается выйти замуж, то она – легкомысленная.

Считается, что ей надо постараться через год-два снова стать женой, иначе кто-то неправедный совратит ее всенепременно.

Считается, что если у жеро есть дети, то их надо оставить в семье бывшего мужа, а самой выйти замуж: так будет надежней для нее, иначе она может запросто обмануться и окажется совращенной.

А если же она решается жить одна с детьми, то контроль со стороны всех родственников, скорее всего, будет душить ее до конца жизни. 

Мужчины, которые до моего брака хотели видеть меня своей женой, красиво ухаживали за мной, расстраивались, когда терпели неудачу, теперь желали только «уединенных свиданий».

Долгие годы я мирилась с тем, что «неполноценна». Я искренне верила в это. 

Если про меня говорят, что я – жеро, то слышащий по интонации может догадаться: разведенной или проституткой меня только что ему представили. 

Если у мужчины связь на стороне, то про его любовницу обязательно скажут: «У него есть жеро».

Если решили рассказать пошлый ингушский анекдот, то там будет слово жеро.

Жеро. Это слово бросают, словно плевок.

Я тяготилась этим словом, которое будто вжилось в меня.

grayscale photo of person standing on seashore
Photo by Engin Akyurt on Pexels.com

Но сегодня, 15 лет  спустя,  я жеро без всякой привязки к какому-либо одному из трех значений. 

Я дважды разведена.

Потому я – разведенная женщина.

Я – похоронившая в прошлом два брака, двоих мужчин. Я – вдова.

Я – заливисто смеющаяся, громко отстаивающая свою жизнь, жаждущая счастья здесь, на этом свете.

Я – мыслящая легко и просто. Я – легкомысленная женщина. 

Я – жеро.

И это больше не тяжесть. 

Это броня. О нее разбиваются домыслы, клевета и желание ранить меня.

Зарина Бексалова