«Помню, как вздохнула с облегчением, когда приняла себя, ищущую, ошибающуюся»

Я помню себя в радикальном, искореженном людьми, исламе.

Помню, как думала, что это станет моей свободой от опредмечивания, растворения в жизни других людей, когда у меня есть моя жизнь, чтобы ее жить, как умею и хочу.

Помню, как читала рассказы о первой жене пророка Мухаммада, которая вела независимую жизнь и после замужества. Они внушили надежду на светлое будущее в лоне ислама.

А дальше помню первое свое недоумение, когда мне рассказали об обязанностях женщины перед мужем. Про ангелов, которые до утра проклинают женщину, если она отказала в близости мужу, когда он ее возжелал. Про то, что путешествовать отныне и навсегда без мужчины из твоего дома, нельзя. Даже если тебе хочется побыть наедине с собой.

Про то, что мой платок недостаточно меня скрывает (а носила я его тогда с головы до пят), для пущей верности желательно и руки закрыть, и ступни носками поплотнее, иначе несовершенная вера у меня.

Помню, как чувствовала себя загнанной в угол маленькой девочкой в мои 28 или 29 лет. Помню, как прошептала богу: вот я перед Тобой, какая есть. Помню, как не дойдя и до середины выбранного тогда пути, обособилась совсем на долгие месяцы. Не впускала в себя ни единую чужую мысль или точку зрения.

Помню, как осознала ясно и легко — я только в начале моего пути к себе настоящей. Он отличен от радикального, искореженного людьми, ислама, который ведет к еще большему порабощению.

Помню, как вздохнула с облегчением, когда приняла себя, ищущую, ошибающуюся, но совершенную в моем Мире.

Ниже фрагмент из размышлений Самины Али. Она доходчиво рассказывает о том, кого из нас, мусульманских женщин, лепит фундаментализм.

«Она сидит дома без права на жалобы, без лифчика, доступная и готовая в любой момент удовлетворить его прихоть, даже если потребуется вылизать все его тело, удовлетворить его, когда он пожелает… Неужели для вас это звучит, как воля божья? Неужели это похоже на священный текст? Или же это звучит странно, неприятно, эротично, как худший образчик мизогинных фантазий? Действительно ли эти так называемые духовные лица, а также поддерживающие их фундаменталисты и экстремисты, на самом деле очищают ислам изнутри, возвращая его к первоначальной форме? Или же эти мужчины неотличимы от тех мужчин, которые прятались на окраине города и жаждали напасть на женщину?»

Зарина Бексалова