Рубрика: Опыт

Читать далее

«Пусть сдохнут все, кто хотел этой войны!» Голоса Дагестанок

В Махачкале сейчас много говорят о войне. Голоса женщин слышнее – мамы, жены, сестры, подруги, дочери переживают за своих мужчин. Обсуждают события в транспорте и на рынке, в школьных чатах и ресторанах. Сейчас война коснулась или может коснуться практически каждого. Корреспондентка Даптара записала разговоры женщин: она слушала их везде – на улице, в кофейнях, в общественном транспорте, в госучреждениях и т.д.

Читать далее

«Братья, ваши женщины уже не ваши! Они свои собственные!» Вторая серия мини-дока «Символ свободы»

Движение в поддержку жертв домашнего насилия «Марем» подготовило вторую серию анимационного док-сериала «Символ свободы». Сам проект – это обычные вещи или действия, которые позволили девушкам и женщинам из республик Северного Кавказа, вынужденным бежать от своих семей, впервые почувствовать, что они свободны.

Читать далее

«Никогда не было чувства, что в меня могут выстрелить». Адвокат Наталья Добронравова – о работе в Чечне

На Северном Кавказе с 2003 года работает филиал «Команды против пыток» (КПП). Сотрудники правозащитной организации рассматривают жалобы на истязания со стороны силовиков, защищают интересы пострадавших в суде, помогают получить компенсацию. Адвокат КПП Наталья Добронравова из Нижнего Новгорода рассказала Даптару о том, как ее принимают в Чечне.

Читать далее

«Безбашенная русская баба». Борьба Елены за сына в Дагестане

Сибирячка Елена Барзукаева живет в Дагестане уже 25 лет. Приехала после смерти мужа-чеченца. Младший сын Елены Ислам уже три года находится под арестом по обвинению в терроризме и нападении на силовиков. Мать убеждена, что он оговорил себя под пытками. Елена рассказала «Даптару», как добивается правды, кто и почему ей угрожает и откуда брать силы на спасение сына, если ты тяжело больна.

Читать далее

«Убив сына, они изуродовали мою жизнь». Дагестанка Гульнара в поисках возмездия

Жительница Махачкалы Гульнара Багаудинова почти восемь лет пытается добиться справедливого расследования гибели сына Вали, который, по версии следствия, напал с оружием на сотрудников ППС и те его застрелили ответным огнем. Гульнара уверена: полицейские задержали Вали по подозрению в экстремизме из-за ношения бороды, до смерти избили, а потом инсценировали нападение.

Читать далее

Женщина – друг человека? Во Владикавказе пытались найти роль осетинки в обществе

На прошлой неделе в Национальной научной библиотеке Северной Осетии состоялось большое мероприятие – межконфессиональная конференция «Роль матери-женщины в формировании гражданской идентичности молодежи». Агунда Бекоева, основательница осетинского движения против домашнего насилия «Сестры», побывала там и поделилась с Даптаром своими наблюдениями.

Читать далее

Чечня, война и ПТСР, что уже давно и прочно есть у всех в России

…С конца февраля все привычные удовольствия мертвы. Я перестала включать любимое радио – меня корежит от радостных голосов ведущих, от рубрики «Пиотровский на удаленке», от всего. Чтение утратило смысл впервые с 1976 года: в тот год я научилась читать. Скролишь новости – горят города, бегут люди, а ребенок потерял на войне дом, родителей и руку… А ты что? Спокойно откладываешь телефон и идешь читать Достоевского? Театры-кино-путешествия-шоппинг? У всего появился металлический привкус крови.

Читать далее

Загидат. История «пособницы террориста»

До замужества Загидат танцевала в ансамбле «Талисман Дагестана», занималась музыкой, играла на пианино, училась в университете. Выбрала психологический факультет, отделение дошкольной психологии. Конечно, в эту профессию Загидат больше не сможет вернуться. У нее судимость, она – «пособница террористов».

Читать далее

«Не было ни ласточек, ни голубей. Только вороны вокруг трупов». Монолог Мадины из Чечни

Мадина всю жизнь живет в Грозном. Ей было десять лет, когда началась первая чеченская война. По ее словам, в первый день вторжения России в Украину она вспомнила все и начала истерично плакать. «Впала снова в депрессию, из которой еле-еле выбиралась в последние годы. Человек, который это пережил, – только он поймет». Даптар записал ее историю.

Читать далее

Для женщины «своих» на войне нет: из опыта очевидцев

В странах и республиках, где женщины не представлены или слабо представлены во власти, они не имеют возможности повлиять на решения, принимаемые мужчинами. Но в полной мере расплачиваются за них жизнями, а еще постоянным страхом, рабством и унижением. Даптар поговорил с тремя респондентками о войне и о женщинах внутри нее.