Рубрика: Интервью

Читать далее

«Они у меня и ироничные, и строгие красавицы». Земфира Дзиова – кукольница из Владикавказа

У нее есть мастерская (с двумя кошками!), в которой она придумывает и делает своих кукол. Но не тех, которыми играют дети, а тех, что коллекционируют взрослые. Она называет их «куклы для любования» и считает, что у них куда больше сходства с картинами, чем с игрушками. О том, что служит источником вдохновения для мастеров кукольного дела и почему важно быть не стесненным никакими рамками, когда делаешь свое дело, – Земфира рассказала Даптару.

Читать далее

Извинения, репрессии, запрещенные слова. Алиса Ганиева – о новой реальности на Кавказе

Писательница Алиса Ганиева в последние годы в различных интервью часто говорит о росте репрессий в стране, о том, как сгущается духота, и молчании, которое равно соучастию. Даптар поговорил с Алисой о кавказской литературе и словах, как запрещенных, так и потерявших силу, о практике извинений на камеру и о том, «что же будет с родиной и с нами».

Читать далее

«Мы все вместе плакали, когда слушали истории девушек». Интервью с авторками фильма о кризисных центрах

Журналистка Анна Зуева и основательница феминистического сообщества «Феминитив» Дарья Яковлева сняли докфильм о работе кризисных центров для женщин. Они побывали в нескольких регионах России, в том числе и в Дагестане. Мы поговорили с ними о ситуации с правами женщин на Кавказе, об активистах и ракетах и о том, чего не хватает сейчас кризисным центрам.

Читать далее

«Вне съемок он пытался флиртовать, просил телефон». Православный многоженец против кавказской феминистки

В одном из недавних выпусков ютуб-шоу «Ненавижу тебя?» столкнулись многоженец из Владимира Иван Сухов, считающий, что должен «возродить свой род», и одна из героинь нашей рубрики «Кавказские феминистки» – юристка Ляна Джанкулаева, полагающая, что многоженство нерационально. Обычно сторонники полигамии апеллируют к законам патриархата и религиозным догмам, а противники – к здравому смыслу и реалиям XXI века. Что получилось в этот раз – Даптару рассказала сама Ляна.

Читать далее

«Никогда не мщу, но это не значит, что я забыла». Интервью с журналисткой Изабеллой Евлоевой

Недавно в отношении ингушской журналистки и активистки Изабеллы Евлоевой возбудили уголовное дело: она стала первой женщиной на Северном Кавказе, попавшей под новоиспеченную статью о фейках. Основанием стали публикации антивоенной направленности в ее телегам-канале. Даптар поговорил с Изабеллой о войне и мире, о том, как жить, когда твои родные в заложниках, об исторической памяти, Советском Союзе и объятиях.

Читать далее

«Где твой хиджаб, сестра?»: как исследовательницы из Москвы просвещают насчет Кавказа и Востока

Осенью 2020 года две выпускницы Института стран Азии и Африки МГУ Дарья Сапрынская и Параскева Новикова создали телеграм-канал «Где твой хиджаб, сестра?». Девушки исследуют «все красивое на Востоке». При чем тут Кавказ, где начинается Восток и, собственно, как они сами отвечают на вопрос о хиджабе, Даша и Параскева рассказали Даптару.

Читать далее

«Из Махачкалы уезжать не хочу. Разве что в Лондон». Фотограф Камила Калаева о своей жизни в Дагестане

Фотограф Камила Каллаева родилась в Москве, жила и училась в Лондоне, а в 2018 году перебралась в Махачкалу. Как она говорит, в Нью-Йорке или Лондоне в фэшн-индустрии все работает уже десятки лет и будет работать дальше, ты просто вливаешься в общий поток. А стать частью чего-то зарождающегося, создающегося на твоих глазах и с твоим участием – намного круче.

Читать далее

«Они больше феминистки, чем я». Юристка – о дагестанках и их силе воли

Марина Агальцова – юристка, правозащитница центра «Мемориал», много лет помогает дагестанцам из поселков Временный и Новый Ирганай добиваться справедливости в российских и международных судах. Она рассказала Даптару, почему большая часть ее заявительниц – женщины (а также о том, что это за женщины и какие они), и почему в Дагестане можно хотя бы что-то изменить.

Читать далее

Под гнетом союза насилия. Психолог – о работе с девушками с Кавказа

Выход из культуры насилия лежит в поле информации о другом мире, где доступна свобода выбора, считает Екатерина. Она профессиональный психолог, живет в Москве и уже год в качестве волонтера работает с правозащитной группой «Марем», которая помогает женщинам из республик Северного Кавказа, пострадавшим от домашнего насилия. Она рассказала Даптару о специфике работы с кавказскими женщинами, о стыде и вине, о подавленности и свободе.

Читать далее

Путь в Европейский суд закрывается. Что будет дальше?

Европейский суд по правам человека перестанет принимать заявления от граждан России. ЕСПЧ рассматривал сотни дел с Северного Кавказа: похищение силовиками, пытки в отделах полиции, домашнее насилие, материнские права и т.д. и т.п. Как же теперь будут строиться взаимоотношения нашей страны с судом, где, по данным правозащитников, уже лежат 18 тыс жалоб граждан РФ?