Виновата мать? В Дагестане женщина обвиняется в смерти детей

25 мая 31-летняя жительница Избербаша оставила дома четверых детей и ушла на работу. Она работает посудомойщицей в кафе села Первомайское в Каякентском районе. Пожар произошел утром. Квартира находится на пятом этаже, она была заперта, и дети не могли выбраться из нее самостоятельно. Младшие дети – 3 и 4 лет – скончались от удушья угарным газом. Прибывшая на место бригада МЧС расстелила тент. Старшие мальчики – 7 и 8 лет – выпрыгнули из окна на тент.

Но в результате падения оба получили травмы. Мальчики до сих пор находятся в реанимации. За ситуацией следит уполномоченный по правам ребенка Дагестана Марина Ежова: «Дети пока еще в очень тяжелом состоянии, кризис не прошел. Продукты горения тем и опасны, что они оседают на внутренних органах, потом начинается отслойка пораженных тканей. Нам еще рано смотреть оптимистично. Помимо этих двух деток есть еще пятый, малыш, который, к счастью, тогда отсутствовал, поэтому не пострадал».

Следователям предстоит выяснить причину пожара. А пока возбуждено уголовное дело по двум эпизодам: «причинение смерти по неосторожности двум и более лицам» (ч.3 ст.109 УК РФ) и «халатность, повлекшая по неосторожности смерть двух и более человек» (ч.3 ст. 293 УК РФ).

27 мая следователи задержали мать погибших детей. Согласно материалам дела, женщина неоднократно оставляла детей одних, запирая квартиру на ключ. Наказание по первому эпизоду предусматривает лишение свободы до четырех лет, по второму – до семи.

Задержание женщины вызвало волну негодования у некоторых дагестанцев. Интересно, что за нее заступились не только женщины, но и мужчины.

«Что касается юридической части, безусловно, это написать надо большими буквами: родители несут непосредственную ответственность за жизнь, за безопасность, за жизнь, за образование, за все сферы деятельности ребенка. Конечно, следственные органы для того и ведут юридические процедуры, чтобы установить степень вины, вообще ее наличие или отсутствие.

Но если мы говорим о каком-то человеческом аспекте, то я должна всех успокоить. Наше семейное законодательство достаточно мягкое, одно из самых мягких в мире, даже по более опасным, тяжелым преступлениям, женщина как правило получает и отсрочку, и снисхождение, при наличии несовершеннолетних детей, тем более детей, в такой ситуации пострадавших. Поэтому я думаю, что этой женщине какие-то реальные наказания не грозят», – сказала Даптару Ежова.

Тысячи женщин разрываются в клочья, пытаясь заработать какие-то несчастные копейки на еду, одежду и предметы первой необходимости

Примечательно в этой истории то, что за произошедшее отвечает только женщина. Мать-одиночка, чтобы прокормить себя и пятерых детей, вынуждена была отлучаться на работу, рискуя жизнями своих детей. Работала она 2/2 с 9 утра до 23 часов вечера. Где отец детей, пока неизвестно. По сведениям Ежовой, он поменял номер своего телефона и никакого контакта с женщиной и своими детьми не имел.

Отношения в их семье не были узаконены, дети не записаны на отца. А значит, обратиться в суд за взиманием с него алиментов женщина не могла.

«Профессионально у меня складывается впечатление, что совести и чести у наших прекрасных мужчин все меньше и меньше. Мы кричим о нравственности на всех углах, о религиозных нормах, о наших обычаях и каких-то прекрасных мужских качествах, балетом возмущаемся, показом мод возмущаемся. Но при этом тысячи женщин – она же не единственная такая – просто разрываются в клочья, пытаясь заработать какие-то несчастные копейки на еду, одежду и предметы первой необходимости. А эти дяденьки потом создают новую семью, там появляются дети, они уходят, создают еще одну новую. И так гуляют по этим так называемым бракам до бесконечности», – говорит Ежова.

По ее словам, если суд признает мать погибших детей виновным и лишит ее свободы, «ни о каких детских домах для этих детей речь идти не может». У детей есть родственники, родная тетя, мамина сестра. В этом случае дети будут переданы родным, под временную опеку. 

Пока суд арестовал женщину на два месяца. По словам Ежовой, аппарат уполномоченного по правам ребенка будет ходатайствовать об изменении меры пресечения ей на домашний арест.

Аида Мирмаксумова